L0
тапир во время чумы
Буся - не самое лучшее имя для кота. давайте уже признаем, что Буся - не самое лучшее имя для кого бы то ни было, но здоровущий шестилетний белый кот попал в нашу небольшую семью вместе с этим именем и очень грустной историей, как иммигрант с чемоданом. я всем говорила, что он конечно Бусинатор, потому что надо было этому фарсу придать хоть каплю мужественности, на Бусинатора кот откликаться категорически отказывался. огромный белый пушистый зверь быстро стал солнцем нашей с мамой двухпланетной системы, ну то есть мы сразу стали вокруг него крутиться. Бусе неслись подношения из очищенных от кожуры огурцов, какие-то лакомые кусочки постоянно отправлялись в его направлении, его баловали. А он нас любил. это отличный вариант обмена - любовь на любовь, никто не в проигрыше. как вообще с ним можно быть в проигрыше: летом он носит половинки мышей и лягушек тебе в галоши, по ночам дарит своё восьмикилограмовое общество (просто укладываясь сверху) , круглый год снабжает и тебя и квартиру каким-то невероятным количеством белой шерсти.. ну то есть ты постоянно в каком-то сомнительном, но всё таки плюсе. и я ведь говорила о любви? она у него такая, выдержанная временем, в этом году Бусе исполнилось пятнадцать, а пятнадцатилетние коты что-то об этом чувстве да смекают.
он был отличным котом: добрым и смелым, умным и ласковым. я говорила ему это: что самый лучший, самый сильный, когда в ветклинике ему делали два последних укола, очень боялась, что он подумает, будто мы его оставили с этими непонятными чужими врачами. у него несколько дней назад нашли огромную опухоль, которая сдвигала легкие и бронхи, сдвигала желудок, лечение не помогало, а операцию он бы не пережил, он задыхался, он страшно хрипел, ему было больно и наверняка чертовски страшно. а если в конце жизни кому-то так больно и так страшно.. ну в общем ничего хорошего в этом нет и так быть не должно. ласковое солнце нашей двухпланетной системы этого точно не заслужило.
спроси меня кто, я бы отмерила ему ещё много лет тихой и спокойной жизни, только моё мнение не учитывалось, да и не спрашивал никто.